Кто прячется за маской президента: глава Литвы ввел в заблуждение своих политологов

Президент Литвы Гитанас Науседа
© AFP 2021 / POOL / OLIVIER HOSLET

Светлана Круглова

Полтора года во главе Литвы стоит Гитанас Науседа. Политологи спорят: занял ли он свое место в мае 2019 года и какие перспективы у государства при таком президенте?

Президента Литвы стали часто критиковать в прессе за отсутствие четкой позиции по важным вопросам государственной жизни. Никто не может ответить на вопрос, чем конкретно занят глава государства, какие задачи генерирует для своей команды и как оценивает ее работу?

Глава государства летом 2019 года обещал модернизировать все сферы жизни. Пока заметных изменений нет. Очевидно одно: Науседа не так активен, как Даля Грибаускайте, не так оперативно гибок, как Валдас Адамкус, и явный антипод покойного Альгирдаса Бразаускаса в экономических вопросах.

Политическое шулерство

Русофобия стала козырной картой Науседы во внешней политике. Бывший посол России в Литве Александр Удальцов отмечал: "Никто из европейских лидеров не заражен антироссийским курсом так, как лидер этой небольшой балтийской республики. Но все его заявления на восточном направлении – не больше, чем околесица".

Российский дипломат ухватил самую суть. Действительно, хозяин рабочей резиденции на вильнюсской площади Дауканто системно придерживается однобокого и бесперспективного для своей страны антироссийского курса, который трудно комментировать.

На какую бы трибуну литовский лидер ни поднялся, доклад предсказуем – речь с вариациями пойдет об "агрессивной" России с исходящими от нее "угрозами", о категорических требованиях к Москве по выполнению обязательства в Минском формате (участником которого Москва является только в качестве гаранта, как Германия и Франция), о необходимости вывода российских войск с территории Донбасса, возвращении Киеву контроля над Крымом, а Тбилиси – над Абхазией и Южной Осетией.

Глава Литвы допускает диалог Евросоюз – Москва, но только на самых жестких условиях: "Соглашаться с Кремлем нельзя, как нельзя идти у него на поводу. Россия понимает только силу. Чем выше уровень давления, тем сговорчивее будет режим".

"Россия, опираясь на наращивание военной мощи, продолжает грубо нарушать международное право в Крыму, на востоке Украины и в Грузии, а также все больше усиливает контроль над Беларусью. Поэтому наша самая главная задача сегодня – вместе с союзниками остановить экспансию России и избежать еще большей дестабилизации региона", – эти и другие тезисы любит излагать официальный Вильнюс.

Который даже не задумывается над возможной отменой санкций, введенных в 2014 году из-за ситуации на Украине. Все больше европейских столиц отчетливо понимают: ограничительные меры не принесли результатов. Москва применила ответные меры и взяла курс на импортозамещение.

В дураках оказались сами жители континента. Например, греки, которым приходится ходить по колено в оливках, помидорах, цитрусовых – урожаи некуда девать. В одном ряду с эллинами стоят поляки со своими яблоками, фруктовыми джемами и молочными продуктами.

В большей или меньшей степени с затовариванием из-за потери российского рынка в Европе сталкиваются почти все производители промышленной и сельскохозяйственной продукции.

"Скажи, кто твой друг"

Даля Грибаускайте умудрилась за десять лет перессориться со всеми соседями. Науседа ситуацию не ухудшил, но и улучшить не сумел. В заслугу можно поставить разве что литовско-польские контакты, которые на словах крепки, а за спиной – сплошная неурядица.

Из всех существующих примеров выберем давний, но яркий. Президент России Владимир Путин принял участие в памятных мероприятиях, посвященных 75-й годовщине освобождения Красной армией концлагеря Освенцим и Дню памяти жертв холокоста в Израиле. Также он выступил в качестве главного иностранного гостя на Всемирном форуме "Сохраним память о Холокосте, боремся с антисемитизмом".

На место главного гостя претендовал поляк Анджей Дуда, воспринявший триумф россиянина как "удар по имиджу", писала израильская Haaretz еще и потому, что в Кремле назвали Юзефа Липского, посла Польши в Германии в 1938 году, который поддержал Адольфа Гитлера в части гонений на евреев, "сволочью и антисемитской свиньей".

Опасное молчание. Почему Прибалтика до сих пор не решила проблемы с антисемитизмом >>>

Науседа принял сторону Дуды и резко высказался о заявлениях президента РФ. При этом литовец не согласился с польской позицией относительно киевских маршей в честь националиста Степана Бандеры: "Украинская дипломатия не вводит в число героев идеологов национализма, от рук которых пали десятки тысяч поляков, евреев и представителей других наций. Каждый народ и каждая страна имеет право на самостоятельное определение и чествование своих героев".

В Вильнюсе так же не согласны с категоричной формулой Варшавы "Или Бандера, или членство в ЕС и НАТО". Такие противоречия в украинском вопросе делают литовско-польские отношения рыхлыми и настороженными в отношении друг друга.

То есть, в Европе друзей у Гитанаса Науседы нет, как нет и надежных партнеров. Положение дел можно бы списать на его неопытность как политика, однако факты свидетельствуют об обратном. Перед нами всего лишь новый уровень взглядов, заложенных 20 лет назад. Куда заведет выбранный вектор на максимальное обострение отношений с Москвой в ущерб интересам своего государства, предположить сложно.

Склоки внутри страны

Во внутренней политике Литвы президент декларирует, но не проявляет лидерства. Сравнивая себя с предшественницей Грибаускайте, полагает, что работает намного "активнее". Скажем деликатно – если поднимать под активностью донкихотство и борьбу против ветряных мельниц, этого действительно много.

Например, бесконечный прессинг главы Минздрава Арунаса Дулькиса и замечания в адрес премьер-министра Ингриды Шимоните о необходимости наращивать обороты в борьбе против кризиса общественного здравоохранения. Однако никчемный министр как сидел, так и сидит в своем кресле, не реагируя на критику площади Дауканто. Кабмин как работал без огонька и задора, так и продолжает.

Критикующие главу государства видят в президенте не национального лидера, а стороннего созерцателя и комментатора происходящего. Продуктивных идей от Науседы не слышно, профессиональной экспертизы нет, жизнь в президентуре течет сама по себе, в стране – как бог даст.

Президент, видимо, целиком сосредоточен на им придуманной стратегии утопического "государства всеобщего благоденствия" – сильного и справедливого, которое всегда приходит на помощь людям. Однако у жителей немало причин для сомнения в социальной справедливости. Как Литва с двадцатью процентами живущих за чертой бедности превратится в процветающий остров в экономическом океане? Никто не понимает, а у главы государства не хватает аргументов, чтобы убедить в своей правоте.

Беда в том, что внешняя политика, в отличие от внешней, не может быть декларативной. Конфликты интересов здесь существуют априори.

Например, между командой президентуры и депутатским корпусом. Между парламентом и правительством. Между премьером и главой государства и так далее. Представители нынешней правящей коалиции в то время, когда они были в оппозиции, жаловались, что их голос не слышат, что их законопроекты игнорируют или откладывают в долгий ящик.

Сегодня наоборот. Качели тщеславия влияют на выбор в зависимости от места, где находится политик – в оппозиции или в правящем большинстве. Цинизм, высокомерие, претензии на монополию на истину – все это порождает недоверие граждан к демократической политической системе.

От умения находить консенсус "наверху" жизнь налогоплательщиков "внизу" зависит напрямую. Если она становится тяжелой, вывод прост – "наверху" не могут договориться. Политологи с тревогой отмечают: власть демонстрирует неуверенность, мечется, меняет решения, не способна планировать на шаг вперед.

Президент понимает, что так нельзя. Недаром он во втором годовом обращении к нации подчеркнул: "Мы встречаемся сегодня, словно на пороге – мы смотрим друг на друга, иногда, как на чужих. Пусть мудрость, уважение и вера помогают нам восстановить силы! Только вместе мы можем быть созидателями. Только сила согласия дает возможность для роста. И только общим целям суждено стать будущим".

Все правильно, но все это – лишь декларации. Между тем во время предвыборной президентской кампании Науседа озвучивал поэтапные рубежи будущей деятельности в качестве главы государства. Они выглядели очень реалистично и привлекательно. Избиратель "повелся", не предполагая, что в реальности человек может оказаться не таким, каким себя позиционирует.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме